ФЭНДОМ


О Традиционных школах фехтования

Посредством фехтования люди не только совершали великие завоевания, но и воспитывали молодое поколение, таким образом проводя их через психподготовку, через духовное развитие, через научное понимание мира. Мужчина через прикладную систему фехтования познавал мироустройство и тренировал свои способности. Все принципы, что есть в жизни, многоприменимы, и в ратном деле изучают лишь военный вариант этих принципов. Так, выходя из фехтовального зала мужчина превращает свою жизнь в постоянную тренировку и учится сначала видеть эти принципы в гражданской жизни путем наблюдения, а потом использовать их в своей жизни. Поэтому самосовершенствование никогда не заканчивается — всегда есть уровень, который можно постигать.

Сегодня существуют заблуждения не только касательно науки фехтования, но и касательно ее цели и предназначения: 
Важно понимать, что самооборона далеко не главная задача фехтования, хотя, безусловно, эти навыки позволяют себя защитить. Хороший фехтовальщик всегда будет находиться в безопасности. Главной задачей фехтования является воспитание человека. Здесь важен интеллект. Так было, есть и будет всегда. Фехтование воспитывает в человеке нравственные и этические нормы, умение быть сильным, способность наводить порядок как в своей жизни, так и в окружающем мире.
-
О.В. Мальцев, Ph.D., Профессор Дестрезы

Традиционные школы фехтования и в те времена совмещали в себе искусство выживать, нормы этики, чести, тренировки как физических навыков, так и тренировки духа, психики и ума. И сегодня часть школ функционирует и передается из поколения в поколение согласно традициям этой школы, они не прерывали линии своей передачи. Некоторые школы фехтования трансформировались в криминальные традиции, а какие-то стали недоступными для широкого круга лиц.

Мастера фехтования писали: "Тот, кто постиг технику, стал учеником; тот, кто сделал это своим образом мышления и образом жизни, стал мастером".
В этом сообществе рассматриваются и исследуются традиционные боевые школы Европейского фехтования, к ним не относятся современное спортивное, артистическое, историческое, сценическое фехтование или реконструкции.


Категории

История фехтования

В руки НИИ «Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия» под руководством Профессора Дестерезы, PhD Мальцев Олег Викторович попал документ «Защита от истинной науки об оружии и ответ, данный полевым маэстро Франсиско Лоренсом де Рада, рыцарем Ордена Св. Сантьяго, маркизом де лас Торрес де Рада, старшим канцлером и бессменным секретарем Королевской Аудиенсии новой Испании и острова Санто-Доминго и Филиппин».

Book-cover-destreza-238x365

Защита от истинной науки об оружии и ответ, данный полевым маэстро Франсиско Лоренсом де Рада

Командора ордена святого Сантьяго — Франсиско Лоренсо де Рада – поистине можно назвать просветителем всех «знатоков» истории европейского фехтования – что ныне существующих, что их предшественников. Книга определила судьбу всего мирового исторического экскурса к глубинам, породившим «европейское фехтование».

Факты — упрямы, против их существования в науке ничего не скажешь. Автор книги - РЫЦАРЬ. Тот, кто прошёл войну, кто участвовал в войне на Филиппинах, в Мексике — да в разных операциях Конкисты. И учителями де Рада были такие же рыцари, которые воевали и сражались настоящим образом.

КТО ВОЕВАЛ В ЕВРОПЕ?

Британские справочники по фехтованию (а позже и прочие, подражая им) заявляют о «величайших мастерах» — таких как Акилле Мароццо, которого и вовсе величают «родоначальником европейского фехтования». Не менее потрясающими Маэстро позиционируются Джакомо де Грасси, Камилло Агриппа, Франческо Альфиери и многие другие...

Но все регалии величия заявленных мастеров тускнеют и, даже, тухнут от одного единственного вопроса, заданного рыцарем Ордена Святого Сантьяго: «А КТО ЭТИ ЛЮДИ?» Они никогда в жизни своей не воевали, к войне и воинскому искусству не имеют никакого отношения. Они «Маэстро». Они не рыцари, не воины. «Маэстро?» Да пусть и так. Но эти люди не воевали ни в одной кампании. Они просто написали книжки, при этом ни разу не приняв участие ни в одном военном сражении.

А кто «имеет право» вообще задавать им, «маэстро признанным» такие неудобные и даже «гадкие» вопросы? Кто им противостоит? Ни много ни мало, такие феномены, как Генерал Иеронимо де Карранза, Луис Пачеко де Нарваэс, равно как и представители всей Неаполитанская школа фехтования, что прошла и войны, и баталии, и сражения. Неаполитанская школа «не просто участвовала» в войне, она вышла из войны, она была рождена ею и закалена в сражениях, как в горниле печи.

Photo 2019-02-14 10-41-52

Никола Терракуза и Вентура «Истинное Неаполитанское Фехтование»

К примеру, трактат маэстро Николо Теракуза и Вентура «Истинное Неаполитанское Фехтование» 1725 года даёт чёткое понимание читателю о том, что есть на самом деле Неаполитанское фехтование (и что оно не равно Итальянская школа фехтования); насколько ценилось и почиталось данное искусство выражают нам следующие слова из трактата: «… и убедился я в этом, обойдя Италию, Испанию, и Францию; говорю вам, что Неаполитанское Фехтование является цветком всех Наций.»


Откуда возникло европейское фехтование?

Франсиско Лоренс де Рада берётся ответить на этот вопрос, ибо поколения в веках должны понимать, как на самом деле выглядит история фехтования. В качестве точки отсчёта изложения выберем 1711 год – именно этот год выступает годом издания трактата Франсиско де Рада, командором ордена Святого Сантьяго. Итак, цитирую его слова:

«300 лет назад, — соответственно, это ориентировочно 1411 год – настоящая фехтовальная система существовала в полном объёме на Сицилии и в Калабрии».

Эти люди, владевшие знаниями фехтовальной науки, ушли на войну – отправились завоёвывать континенты, что позднее в истории получило название «испанской Конкисты».

После завоевания континентов воины вернулись в свои родные земли, домой. Эти люди и послужили причиной возникновения таких мастеров, как Сальваторе Фабрис, Джакомо де Грасси, Камилло Агриппа и другие. Заметьте: действительно, проходит около ста лет и в 1508 году на Венеции появляются первые (!) трактаты по фехтованию, вообще, как явление в истории. Но трактаты венецианские были написаны «не просто так»! Если бы не было Испанской Конкисты, если бы её победители не вернулись в родные земли, ни о каких трактатах в дальнейшем не могло бы быть и речи.

В частности, всеми уважаемый Франческо Альфиери так и пишет: «Есть смысл только в том, что прошло войну и дуэли». Бесспорно, слова Маэстро правдивы, но сам Альфиери — равно как и де Грасси, Капо-Ферро, Фабрис и пр.- никогда не воевал! Эти люди не прошли ни одной войны…так откуда же они «берут» нужную информацию? Почему они вообще ею располагают? Причина проста: они обо всём узнали от тех, кто вернулся с войны, от тех, кто принимал участие в испанских завоевательных войнах, от тех, кто сражался.

И поэтому фехтование возникает в Испании. По сути, нигде более в Европе оно и не может возникнуть, поскольку кроме Испании никто более не ведёт завоевательных войн, сравнимых с испанскими масштабами. Документы нигде более не возникли и не могли возникнуть (где же им ещё «взяться»?)

Рыцари, вернувшиеся с войны и выступают причиной возникновения всех последующих «маэстро». Именно у этих рыцарей и учились, от них перенимали знания настоящим образом, у них «набирались уму-разуму»… А позже таковые «ученики» превратились в «мастеров», которые по факту ни разу не приняли участие ни в одном военном сражении!

Дальше каждый из новых «Маэстро» возомнил, что он один-единственный знает фехтование досконально. Таков и был следующий шаг, как его описывает командор ордена Святого Сантьяго, де Рада. Каждый возомнил, что лишь ему ведомы секреты фехтования. Бывали даже такие прецеденты, как в исполнении Ахилле Мароццо, который требовал клятвы от своих учеников в том, что они «никому ничего никогда не расскажут».

Photo 2019-02-14 10-50-17

Карта Испанских владений 16-го века

Но и это – не конец. Дальше – больше. Ученики Мароццо, Агриппа, де Грасси на «достигнутом не остановились». Понимаете, психологически «человек» — это такая «любопытная субстанция», что не желает учиться лишь у одного мастера. Преимуществ хочется побольше! Так и действовало поколение последующих учеников. Кто-то сначала учился у Фабриса, потом приезжал к де Грасси (условно), потом – к третьему «Маэстро», собирая тем самым собственное представление о фехтовании, познавая части частей. И так они начали собирать свои собственные, новые системы, синтезируя на свой лад мысли Маэстро, их обучавших. Это был следующий шаг. Заметим, что ничего не меняется (не синтезируется и не претерпевает изменений) только в Калабрии и на Сицилии. В Европе же происходит самый настоящий «бум». Синтез в лице отдельных личностей порождает настоящий винегрет, над которым возвышаются и реют «новые Маэстро», создающие и новые школы, и новые трактаты. Ученики новоявленных маэстро не отстают от своих предшественников – и уже последующие волны «винегрета» и «синтезируемых на новый лад» авторских систем порождает всё новых и новых Маэстро. И так происходит – до бесконечности. Все эти плоды «синтеза и компиляции» командор ордена Святого Сантьяго Франсиско де Рада определяет весьма точно, как «шлак Дестрезы».

В подтверждение хода изложения приведём цитату из трактата:

«…если вы не знали, более трехсот лет назад эта доктрина практиковалась в провинции Калабрия, Царство Неаполя и в Сицилии с двойным оружием среди некоторых наших испанцев, чьи письма я тщательно записал в городе Барселона в доме моего друга доктора Дона Педро Солер, известного рыцаря в этом княжестве и одного из фехтовальщиков, с которым я общался в своё время. Это учение продолжалось до тех пор, пока его не смешали такие маэстро как Акилла Мароццо, Джакомо ди Грасси, Сальватор Фабрис и другие. Они полностью исключили ее, потому как это подделка. …Что же касается того, что, по их мнению , мало или вообще нет правил, то я отвечаю: он рассматривал такое положение, как обычный шлак Дестрезы».

Как видите, недаром де Рада задаёт вопрос: «Назовите хоть одного Маэстро в Европе, который бы прошёл войну?» Таких нет. Поэтому командор ордена Святого Сантьяго и даёт заключение о том, что перед нами «подделка». Всё просто смешали и системы исчезли как таковые – их более не стало. Поэтому и трактаты, которые мы читаем в исполнении того же Фабриса или де Грасси, не являются учебниками, но выступают исключительно сводом мыслей и размышлений автора на заданную тему. Если же мы обратимся к таким трудам, как Луис Пачеко де Нарваэс «Книга о величии меча» или Иеронимо де Карранза «Философия оружия», однозначно можно сказать: перед нами – учебники.

По сути, фехтование возникло в Испании не потому, что «кому-то больше нравится Испания» и не потому, что «испанцы лучше, чем французы», но потому, что эти люди прошли длительную и суровую войну, что длилась веками.

Более того, акцентируем ещё раз внимание на том факте, что ещё в 1410 году фехтование существовало в Калабрии и на Сицилии, и уже с этих земель было принесено в Испанию. Да, воины Карла V, следовавшие за своим Правителем, принесли эту воинскую науку к мадридскому двору. Уже годы спустя мы встречаем название этой науки – «Дестреза».

В качестве заметки и справедливости ради отметим, что Франсиско де Рада является поклонником Иеронимо де Карранза, но это не значит, что он всячески разделяет все его идеи: одни разделяет, другие – нет, в некоторых аспектах имеет собственное мнение, в частности, имеет иное представление о войне. Как вы понимаете, это весьма логично, для Рыцаря воевавшего иметь собственное представление о войне, но всё же во всех фундаментальных аспектах де Рада разделяет позиции де Карранзы, ибо «устои геометрические, математические, психологические – неизменны; и противоречий в документах нет, ибо труды достойны, основаны они на науке».

Обращаясь к ключевой логической линии изложения повторно отметим: возвращение испанских рыцарей после войны в Калабрию и выступает точкой завершения формирования Неаполитанской школы фехтования – и это начало 18 века. И всё не потому, что «кто-то создал Неаполитанское фехтование, словно его сконструировал», но потому, что рыцари с войны вернулись домой и принесли с собой эти знания и умения. Уже упоминавшийся Никола Теракуза и Вентура сам пишет в труде «Истинное Неаполитанское фехтование»: «… вы можете меня упрекнуть, что я слишком люблю свою родину, но на самом деле правда превыше всего, потому что я дрался на всех континентах с разными людьми, и никто нас не мог победить».

Photo 2019-02-14 11-23-47
Однако же, вернёмся к «очевидному и невероятному»: простая глава книги Франсиско де Рада ставит точку в бурном рассуждении и инсинуациях о том, каким образом возникло фехтование в Европе. Командор простым языком объясняет, что не может возникнуть фехтование без войны – оно никому просто не нужно! Безусловно, во все времена существовали и боевые столкновения, и городские бои (которые масштабно имели место в истории в период буржуазных революций, то есть, после обсуждаемых нами событий). Но сравнить даже практику городского боя, пускай в лице такого мастера, как Леонардо Чьяккио, и вековые войны, и завоевания, что Испанская империя вела в мировом пространстве от индийских земель до стран нынешней Латинской Америки – не представляется возможным, как вы понимаете. Совсем иной класс и иные задачи. Фехтование возникло в тот момент, когда испанская армия, рыцари, командиры, воины – когда все вернулись домой.

«Нет войны – нет фехтования!»

А зачем оно? Кому фехтование нужно? Кому ещё нужна воинская система? Только агрессивному государству, ведущему завоевательные войны, никому более никакая система не нужна. Например, в таковой воинской науке вовсе не нуждается абориген. И никакими судьбами не может он даже задуматься по этому поводу, и на то – свои причины. У аборигена совсем иные потребности: добыть банан или кокос и накормить семью, да защитить её от хищников. Зачем ему «воинская система»? Лучше расскажите, как добыть мяса на охоте или рыбу поймать. Не единократно на это обращал внимание Брэм Фрэнк и другие мастера фехтования нашей с Вами современности.





Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.